По Фрейду первые первобытные семьи создавались вокруг сильного самца. Он убивал конкурентов и жил в окружении самок. Дочери оставались с отцом и продолжали рожать детей. Сыновья изгонялись по достижении зрелости – они должны были уйти искать свои территории и своих самок. Кажется, именно так ведут себя львы? Когда-то это было справедливо и для первых людей.

первобытная любовь

 

Первые семьи появились на основе любви – сексуального влечения самца, которому было удобно всегда держать при себе самку, и любви самки к своему беспомощному потомству, ради защиты которого она оставалась с сильным самцом. В этой первобытной семье произвол самца был неограничен по праву сильного.

Но разве это так сильно изменилось со времен полуобезьян? Мы прекрасно знаем, что насилие в семье до сих пор остается актуальной проблемой даже в нашем культурном обществе, особенно в неблагополучных слоях населения, и не только. При этом женщина зачастую боится сообщать о насилии и покорно терпит его, продолжая рожать детей от этого мужчины. Так что изменилось?

«Произвол самца» необязательно связан с прямым насилием. Ни для кого не секрет, что состоятельные мужчины зачастую позволяют себе иметь много «самок», поскольку имеют возможность их содержать. При этом нередко они жестко диктуют свои условия, поскольку располагают другим способом власти – деньгами. Чем не первобытная орда?

богатый мужчина в окружении женщин

Что мы имеем? Нижние слои населения не в состоянии подняться на требуемый уровень культуры и живут, подобно первобытной семье. Верхние слои населения считают, что они выше ограничений культуры (то есть подобны всемогущему самцу, им все можно). То к кому относятся ограничения культуры? Видимо, к среднему слою. Здесь как раз можно наблюдать наиболее сильные внутренние запреты, наиболее жесткое Сверх-Я.

Кроме того, возвращаясь к среднему классу, сейчас нередко можно услышать от девушек и женщин разных возрастов, что они ищут скорее отца своих будущих детей, чем мужа себе. То есть сильного мужчину, который может позаботиться о потомстве. Так что изменилось?

Разве что требования к сильному самцу, теперь это не физическая сила, а способность зарабатывать деньги – обычно именно подразумевается под заботой о детях.

Очевидно, первобытная любовь как основа культуры продолжает жить и здравствовать и быть ясно различимой под более поздними культурными наслоениями или даже напрямую высказываемой.

Кстати, хотите узнать, что дальше случилось с всемогущим самцом? Читайте Зигмунда Фрейда «Тотем и табу».

Автор: Екатерина Шумакова.