Друг Фрейда в полемике о взглядах на религию описал ему «океаническое чувство», которое, по его мнению, лежит в основе любой религиозности, даже если человек не принадлежит к определенной вере (верующий, но не религиозен). Это чувство причастности к чему-то большему. Собственное Я ощущается частью чего-то огромного. Границы Я расширяются, и возникает состояние, которое можно было бы передать словами «я – это мир, мир – это я». Связь между миром и Я неразрывна.

девушка у океана

Уникален ли этот опыт? Всегда ли мы явно чувствуем границы между собой и чем-то иным в другое время? Как нам кажется, наше сознательное Я прочной границей отделено от бессознательного содержания. Но психоанализ постоянно доказывает на практике, что это не так.

От внешнего мира наше Я уж точно надежно отделено, в этом мы уверены. Но всегда ли? Фрейд приводит пример непатологического состояния, при котором границы своего Я размываются – влюбленность. Влюбленный воспринимает Я и Ты единым целым и готов вести себя соответствующим образом.

Разгадка океанического чувства

Чувство собственного Я не дано человеку изначально, с рождения. Как и тело, оно проходит свой путь развития. Младенец не отличает своего Я от ощущений, приходящих к нему из внешнего мира. Он постепенно обучается этому через противопоставление Я и внешних объектов. Все приятные ощущения младенец связывает с собой, а все неприятные, дискомфортные, болезненные – с угрожающим внешним миром. В результате свое Я становится инстанцией чистого удовольствия. Постепенно границы такого изначального Я исправляются под давлением опыта.

Итак, сначала Я включает в себя всё, а затем от него отделяется внешний мир. Очень примечательно, что происходит не наоборот.

младенец и единство с миром

Я — весь мир. Как трудно быть богом.

Второй компонент мозаики – забывание не является стиранием из памяти. Все, когда-то существовавшее в психическом, остается в нем в сфере бессознательного. В условиях регрессии оно может снова проявиться в сознании, что наиболее красочно показывает гипноз и глубинная психология. Именно так «океаническое» чувство может проявиться у взрослых – как состояние изначального младенческого единства с миром.

Может ли оно быть источников религиозных чувств? Только в том случае, если оно выражает некую потребность. Поэтому роль «океанического» чувства второстепенна, считал Фрейд. Он предполагал, что «океаническое» чувство – это первая попытка религиозного утешения, способ отрицания опасности, которая угрожает Я со стороны внешнего мира.

Автор: Екатерина Шумакова.